Как записывался "The College Dropout"
3 марта 2014, 00:00 Авторы: Андрей Недашковский, Леша Горбаш. По материалам Complex, Billboard.

Как записывался "The College Dropout"

Оглядываемся на 10 лет назад и вспоминаем историю создания первого альбома Kanye West — в то время известного как нерядовой битмейкер.

Предыстория: Чикаго


GLC: Я познакомился с Канье через товарища с района. Они были лучшими друзьями. Помню, когда этот парень вернулся во двор с очень смешной стрижкой. Остальные стали подкалывать его и спрашивать: "Кто тебя так круто постриг?". А он и отвечает: "Мой друган Канье". Если живешь в гетто, халтура парикмахера — отличный способ заработать лишний доллар. Товарищ мне и сказал: "Мой друг Канье еще биты делает. Он крут". Мы с ним тогда начинали читать рэп и он уговорил меня заглянуть домой к этому Канье.

Действующие лица:

Miri Ben-Ari — скрипачка;
Common — рэпер;
Consequence — рэпер;
Damon Dash — со-основатель Roc-A-Fella Records;
DeRay Davis — актер;
Evidence — рэпер; продюсер
Freeway — рэпер;
GLC — рэпер
Talib Kweli — рэпер;
J. Ivy — поэт;
Syleena Johnson — певица;
Kyambo "Hip-Hop" Joshua — президент отдела урбан-музыки Columbia Records;
John Legend — певец;
No I.D — продюсер;
John Monopoly — режиссер;
Plain Pat — продюсер;
Gee Roberson — исполнительный директор Hip Hop Since 1978, продюсер;
Coodie Simmons — режиссер (клип "Through The Wire"), соучредитель Creative Control TV;
T.I. — рэпер;
Tarrey Torae — певица;
Twista — рэпер;
Aisha Tyler — актриса, писатель;
Kanye West — рэпер, продюсер;
Tony Williams — певец, двоюродный брат Канье

Квартира Уэста в то время сильно смахивала на берлогу моего брата. Там было много африканской живописи, поскольку этим увлекалась его мама. Там было очень комфортно. А еще у Канье была большая коллекция порно, эротических журналов и красивых шмоток. Девки, музыка и движения за равенство черных — вот что интересовало подростка Канье. В этом мы были схожи, ведь то, к чему прививала интерес его мать, я выслушивал от собственного брата. Мы с Канье любили зажигать с барышнями.

Мы смотрели на рэперов и рассуждали: "Они развлекают людей. Они не корпят на работе с девяти до пяти. Делают, что хотят". Они днями тусили с друзьями и им доставались все девки. "Эй, — подумали мы, — а может и нам попробовать стать рэперами?". В те же выходные мы стали записывать первые песни. Шел, кажется, 1993 год. Нам было по 16.

No ID: С Канье было интересно работать, даже несмотря на постоянные пререкания и споры. Я на пару с Питером Кенгом, A&R–менеджером Relativity Records, были менеджерами Уэста задолго до контракта с Roc-A-Fella. В какой-то момент, после немалого количества рабочих встреч, я сказал ему: "Я не хочу мешать делать то, что ты хочешь. Просто позволь тебе помочь". Я замечал в его характере много черт, с которыми было не управиться. Одно дело — дать артисту шанс прийти к успеху, другое — сопровождать его на всех этапах карьеры, обсуждая каждую деталь и мелочь. Я устал от этого и просто сказал: "С меня хватит. Продолжу-ка я лучше делать собственные биты".

Уже тогда Канье прошел через много этапов творчества. Был этап, когда он серьезно прогрессировал как продюсер. Был этап, когда он начинал что-то записывать с группой Go Getters. Потом был соло-этап Канье Уэста. В те времена его тексты были брутальными. Он был маленьким гангстером. Все это помогло ему создать новый имидж, удачный образ, вектор — называйте, как хотите. Так что Канье искал себя во многих направлениях.

Common: С Канье я познакомился через No I.D. Его биты были неплохими, но и с ног не сбивали. У него не было того лоска, которым обладали треки No I.D. Виной тому недостаток опыта. Стоило ему поставить свой бит, моя реакция была такой: "Очень крутой сэмпл, но эти ужасные барабаны…".

Я всегда знал, что Канье неплохо рифмует. У нас однажды даже был баттл на радио. Я был пьян, Канье — вроде бы нет. Я тогда был одним из первых чикагских артистов, добившихся известности. Страсти разыгрались такие, будто претендент вызвал на бой чемпиона по боксу. Мы всегда с уважением относились друг к другу, но я никогда не говорил: "Эй, Канье, отличный бит. Я возьму его на альбом".

Пиджак, поло, шапка и рюкзак — так одевался Канье 10 лет назад

Deray Davis: В девяностых я работал с Эриком Сермоном. А поскольку я и сам рэп читал, меня должны были подписать на Def Squad. Мне позвонил Джон Монополи. У Канье на тот момент еще не было контракта, и Джон захотел, чтобы я пообщался с этим артистом. Я позвонил Канье, и он сразу начал объяснять в трубку, кто есть кто: "Никто не читает рэп так, как я. Никто не сможет сделать то, что делаю я". Он стал в трубку читать рэп — и это продолжалось полчаса. Его просто нельзя было остановить. Складывалось впечатление, что он мне уже тогда зачитал весь альбом от первого до последнего куплета. Положив трубку, в моей голове вертелась лишь одна мысль: "Этот парень — псих".

Coodie: У меня было собственное хип-хоп шоу "Channel Zero" в Чикаго. Когда артисты уровня Wu-Tang приезжали в город, я сопровождал их, снимал это на видео, делал интервью, потом пускал во время шоу — и весь Чикаго с ума сходил. Канье хотел попасть ко мне на передачу, как и любой другой артист из Чикаго в то время, поэтому он всегда крутился где-то неподалеку. Я знал, что он новичок. Посмотрев фильм "Мечты о баскетболе" (Документальная лента "Hoop Dreams" о двух студентах из Чикаго и их мечте о баскетбольной карьере — прим. Rap.ru), я пообещал снять собственные "Мечты о рэпе" с Канье Уэстом в главной роли. Люди недоумевали, почему я начал везде сопровождать Канье. А я отвечал: "Вот увидите, этот парень выиграет не одну "Грэмми".


Предыстория: Нью-Йорк

No ID: Ему и правда пришлось сворачивать горы просто для того, чтобы получить шанс. Перед его лицом закрывали все двери. Первым в его потенциал поверил Кьямбо "Hip Hop" Джошуа.

Hip Hop: No I.D.познакомил меня с Канье в 1996 году в Чикаго. Я только-только начал работать в Roc-A-Fella в качестве интерна/A&R. Уэст начал присылать биты, но в то время я не рассматривал вариант продюсирования битмейкеров. Спустя два года, мы с Ги открыли собственную продюсерскую компанию, и я вспомнил о нем.

Gee Roberson: Поскольку мы с Кьямбо работали A&R-менеджерами на Roc-A-Fella Records, мы разыскивали небольшую группу продюсеров, чтобы сделать из них отряд штатных битоделов. Это должно было облегчить жизнь нам и всем артистам, что были в нашем ростере. Мы собирались имитировать подход Roc-A-Fella и начали это делать с отбора талантов.

Канье уже успел сделать немало гост-продакшна для Деррика "D-Dot" Анджелетти и всей продюсерской команды, с которой работал Diddy. Уэст также написал ряд вещей, лавры за которые достались другим людям. Мне его порекомендовал Hip Hop, сказав: "Его биты — вышка. Он нам нужен". Канье стал нашим первым битмейкером. Это был 1998 год.

Hip Hop: Приблизительно в это время был выпущен бит для "The Truth" Beanie Sigel. Потом Канье по телефону дал мне послушать бит для "This Can’t Be Life". Я сразу ответил: "Присылай!". Электронной почты тогда еще не было, так что пришлось отправить ему денежный перевод просто для того, чтобы он заплатил за отправку диска с битом. [Смеется] Его услышал Джей и просто взорвался. Куплет был записан сию же минуту. Это и стало первым шагом в истории взаимоотношений Roc-A-Fella и Канье.

"This Can't Be Life" — первая песня, написанная Канье для Jay Z

Coodie: Сижу я, значит, перед телеком, вижу клип Jay Z "Izzo", и тут до меня доходит: "Погоди-ка, это же бит Канье! Это один из первых треков, которые я слышал у него еще в 1997". В общем, я понял, что нужно валить в Нью-Йорк вслед за Уэстом. В тот момент Канье как раз работал над "CD" и оббивал с ним пороги лейблов.

На нас все смотрели, как на сумасшедших, потому что Канье везде ходил со мной в качестве видеооператора. Все спрашивали: "Это кто такой?" Дэйм Дэш очень из-за этого бесился. Но что меня удивило: через какое-то время все рэперы тоже начали всюду таскать с собой операторов. Все началось с меня и Канье. Он начал работать над альбомом задолго до того, как перебрался в Нью-Йорк, так что я задокументировал весь процесс. У меня материала на сотни часов.

Gee Roberson: Во время нашей работы он сделал неожиданное заявление: "Йоу, я не просто продюсер. Я — рэпер. Ты должен подписать со мной контракт как с рэп-артистом". Я выслушал его и ответил: "Подпишем. Но сначала тебе надо зарекомендовать себя продакшном. Эффект домино — твои биты откроют путь твоему рэпу". Мы начали придерживаться этого плана, фокусировались на продакшне и распространяли его как могли: и штатным артистам, и на сторону.

Артисты были недовольны, что Уэст постоянно навязывался со своими куплетами. "Почему он не ограничится битами? Зачем ему рэп?" — спрашивали меня. Я постоянно твердил, что у Канье уже есть крутые треки и он скоро их покажет. "Это все замечательно, но ему бы побольше битами заниматься" — такие комментарии я лишь пропускал мимо ушей. Люди реально злились, когда Канье начинал читать рэп во время их сессий. Сейчас-то, я уверен, они ради этого убить готовы [Смеется].

Hip Hop: Когда биты Канье начали пользоваться спросом, он стал требовать большего. "Хватит продавать биты. Я хочу идти на студию с артистом и создавать музыку там" — требовал он. Стоило нам оказаться в студии с каким-то исполнителем, как Канье заявлял: "Не хочу делать для него биты, потому что он — отстой. Я лучше зачитаю". В итоге все свелось к "Больше не хочу продавать биты. Хочу работать над своим альбомом". Это напоминает борьбу, с которой ему приходится сейчас справляться в сфере моды. Он всегда сражался за отсутствие препон в творчестве. Я никогда не встречал такого бескомпромиссного драйва.

Gee Roberson: Это как полоса уличного движения. Свободной была дорога для парня на "мерседесе" с рюкзаком за спиной. Тут сыграл идеальный тайминг. Канье занял пустующую полосу движения. Люди забывают, какой ситуация была в 2000. Рэп звучал совсем по-другому. А тут появляется какой-то фрик с демо-диском, на котором записана "Jesus Walks". Тот же парень твердит тебе: "Я стану величайшим рэпером в мире". Люди и реагировали соответствующе: "Ты о чем? Ты — продюсер. Прекращай вот это вот". Мы говорим о человеке, который во время деловых переговоров запрыгивал на столы. Мы говорим о человеке, который пришел в офис Columbia на встречу с Майком Молдином, отцом Jermaine Dupri, и прямым текстом сказал, что собирается стать артистом важнее, чем Jermaine Dupri. Невероятная самоуверенность пополам с упорством и этот подход "Я покажу всему миру, на что способен!" — вот какого Уэста я повстречал. Вот, что меня убедило. Драйв и страсть, которые сегодня наблюдает весь мир, были при нем еще в 1998".

Канье спродюсировал "Champions". Его куплету предшествует фраза Дэйм Дэша: "Могу поспорить, никто не ожидал, что Канье читает рэп, да?".

Dame Dash: Сначала его не уважали как рэпера. В то время я как раз собирался выпускать компиляцию лейбла. Я увидел в Канье нечто особенное — такое ощущение, что страх сделал его бесстрашным. Странно это. Не мог поверить, что из него выйдет классный рэпер. Проработав с Jay Z и Cam'Ron, я скорее полагался на такой аутентичный рэп с традиционным исполнением. Другим я не интересовался. Но в какой-то момент я поверил, что Канье сможет воплотить то, к чему стремится — даже если ему придется вести себя, как последний осел. Если не паришься о том, что подумают люди, — ты станешь великим. В нем не было страха. В нем была чистая злоба.

Consequence: С Канье меня познакомил 88 Keys в 2002, когда Уэст только перебрался в Ньюарк. Когда я явился к нему домой, он был очень взволнован. С порога заряжал о том, что хочет быть следующим Майклом Джексоном. Ну и я такой: "Окей".

У него было ко мне много вопросов, поскольку после альбома A Tribe Called Quest "Beats, Rhymes and Life" я почти не появлялся на сцене. Он смотрел на меня, будто на восставшего призрака, ну да этому была причина. Он предложил следующее: "Думаю, что смогу помочь тебе записать классический альбом. Ты отлично себя показал на том диске ATCQ. А я делаю биты для Jay Z, Beanie Sigel, Roc сейчас на подъеме. И если ты поможешь мне с альбомом и присоединишься к команде, я отдам тебе бесплатно те биты, за которые остальным приходится выкладывать солидные суммы".

В тот же день мы записали один трек, и я поехал домой в Квинс. Вечером звонит Канье: "Ты уже передал моему ассистенту свой адрес, чтобы я отослал диски с битами?" Я начал тогда отнекиваться, но после звонка стал по выходным заезжать к Уэсту домой, где иногда оставался по несколько дней. Мы просто зависали, развлекались с девчонками, сдружились.

Мне приходилось мотаться на электричке, а он как раз купил авто G5 Wagon. Бывало, я так уставал от постоянных поездок на общественном транспорте, что садился в машину Канье и просто ехал в Квинс. А когда возвращался, он возмущался: "Ты же говорил, что за продуктами поехал". — "Я и поехал, — говорю, — только в Квинс". Мы могли вот так дурачиться, зато на следующий записывали просто песню-огонь.

Мы изучали все вокруг: G-Unit, Grafh, Young Gunz, всю филадельфийскую тусовку. Размышляли, каким плацдармом воспользоваться для нашего дебюта. Мы знали: нам по силам изменить правила.


Предисловие: Лос-Анджелес

Gee Roberson: Канье много лет работал над первым альбомом, но поворотным моментом для него стала автомобильная авария. Именно тогда я понял, насколько он велик.

Я помню все, будто это произошло вчера. Он попал в аварию. Мне позвонили, сообщили новость. Я был в Нью-Йорке, улетел ближайшим рейсом в Лос-Анджелес. Приезжаю в госпиталь. Вижу лицо Канье — оно распухшее, размером с небоскреб. Его не узнать. Речь неразборчива из-за вывиха челюсти. Я растерян. Пытаюсь узнать у врачей, выживет ли он.

Я говорю: "Ты как, держишься?". — Знаете, что он мне ответил? Хотите услышать, что за человек этот Канье Уэст? — Он шепчет: "Йоу, Ги, все скоро изменится". Я не понимаю его, переспрашиваю: "Ты о чем? Что изменится?". Думаю, может его какими наркотиками накачали? Болеутолы? Что происходит?! И тут он отвечает: "Подожди, пока я расскажу всему миру о том, что со мной произошло. Я чуть не умер. Скоро все изменится. Ты понимаешь, какую великую вещь я создам?".

"Getting Out The Game" была одним из первых случаев сотрудничества Kanye West и Consequence

Consequence: Бог посылает нам лишь те испытания, которые мы в силах преодолеть. Для него авария обернулась благословением. Раньше у него были мелкие проблемы дикции. А из госпиталя он вернулся уже с супер-чистым голосом. Кажется, причиной был сильный удар грудной клеткой при столкновении. У 50 Cent тоже голос изменился после того, как в него стреляли. Просто у Канье это произошло по-другому: в него не всаживали пули, он сам пулей вылетел через лобовое стекло.

Gee Roberson: Это стало поворотным моментом еще и потому, что теперь Канье приходилось находиться в Лос-Анджелесе. Из-за операции Уэст не мог сесть на самолет. Он работал на студии Record Plant и — в основном — в своем номере гостиницы "W Hotel", который мы переоборудовали в мини-студию. Все, что ему нужно было сделать: проснуться, встать с кровати, зайти в гостиную, где стоит все железо, и просто работать над музыкой. В этот период работа над альбомом перешла в режим "овердрайв". Работал безостановочно, записывался каждый день.

Hip Hop: Гостиница "W Hotel" — это место, где часто записывался Тупак. Я узнал об этом от Daz Dillinger. Он сказал, что раньше руководство лейбла Death Row здесь снимало несколько номеров для своих артистов. Каждое утро Тупак приходил в номер и писал по несколько треков. Точно помню, что "Ambitionz Az A Ridah" была сделана в этом отеле. У меня от этой истории всегда мурашки по коже [Смеется].

На тот момент у Канье уже были классные песни. Были записаны "Hey Mama" и "Jesus Walks", но я не мог поверить, что он в таком возрасте был способен выразить столь серьезные мысли. Это же тот самый Канье, который писал песни о толстых девицах, пристававших к нему. Тот трек назывался "Do I Look Like Your Type?" [Смеется]. В тексте Канье так и заявлял какой-то подруге: "Сучка, разве я похож на парня, что поведется на такую, как ты?".

Ряд событий изменил его видение. Я помню, как мы пошли в кино на просмотр биографии Тупака "Tupac: Resurrection" и в Уэсте что-то переломалось. Он осознал, что может быть собою. Я всегда подмечал много параллелей между ним и Тупаком: начиная воспитанием и заканчивая тем обстоятельством, что никто в них поначалу не мог рассмотреть важных лириков.

Plain Pat: Я работал A&R-администратором при лейбле Def Jam. Иными словами, артист букировал студию, а я за нее платил. Я ни разу не пересекался с Канье до его подписания на лейбл. У Roc-A-Fella был отдельный штат по управлению вопросами A&R, но Def Jam все равно контролировал бюджет и вел административную работу. Просто так совпало, что вопросами Roc-A-Fella занимался я, а поскольку Канье тоже был там, меня назначили вести и его дела.

Никто не знал, что это за альбом. Все ожидали стандартную компиляцию от продюсера с куплетами приглашенных рэперов. Я спросил об этом Уэста и он ответил: "Нет. Весь альбом я сам буду читать рэп". Вот уж чего никто не мог предвидеть. Мы были почти ровесниками, так что легко сошлись и стали общаться.

Когда он был в Лос-Анджелесе, возникла ссора из-за арендованного автомобиля. Канье хотел большое авто, а не тесный "лексус". Но это все, на что Уэст мог рассчитывать, ведь он не приносил лейблу прибыль. У компаний типа Def Jam всегда есть свод особых правил. Например, артист летает первым классом лишь в том случае, если его диски получают платиновый сертификат. Поэтому Канье и угодил в аварию. Поэтому он и ненавидит какие-либо правила.

Пока он жил в Лос-Анджелесе, мы пытались снять ему жилье. Я прислал ему список всех вариантов, но он запротестовал: "Эти дома слишком маленькие". Даже тогда, еще не добившись известности, он хотел огромные хоромы. Особняк. Он заявлял: "Ты должен увидеть, как я живу в Нью-Йорке. В моем доме окна от пола до потолка". Типичный Канье. Не в том плане, что он вел себя, как козел, а в том, что у него были определенные стандарты.

Coodie: У нас был просторный номер в гостинице, который нам снял Дэйм. Мы в нем жили около года, пока шла работа над альбомом. Хорошо помню, как на мой день рождения, 18 января, мы гоняли по номеру на мопедах. Отель с неделю пах бензином. В общем, мы не скучали.


"Intro" / "We Don't Care" / "Graduation Day"


Gee Roberson: Изначально песня носила название "Drug Dealing", но мы решили от него отказаться. Хотелось мейнстримового названия — такого, чтобы не было преград в продвижении трека.

Hip Hop: Его образ — это микс представителя Roc-A-Fella и артиста Канье Уэста. Он искал способ совместить два мира: понравиться улицам, но сделать это ярко.

Consequence: Уэсту потребовалось немало времени, чтобы написать песню об уличном хастле. Дело в том, что именно Канье уговорил меня бросить торговлю наркотой. Я частенько мелькал на улицах Квинса и меня замели. Потом Канье провел со мной воспитательную беседу, аналогичную тем, что были у Puffy с Notorious B.I.G.: "Тебе нужно завязывать с хастлом" — твердил он. Уэсту приходилось собирать информацию, ведь сам он этим не жил. Вот он и использовал в куплете историю о том, как Really Doe занимался грабежами. В общем, не трек — а собрание историй, которые он хотел рассказать.

В песне "We Don’t Care" использован семпл из Jimmy Castor Bunch

Coodie: Когда-то я занимался стенд-апом в Чикаго. В то время Дирей Дэвис был одним из самых перспективных комедиантов. Позже Дирей перебрался в Лос-Анджелес. Он заехал повидаться с нами, и даже подвез меня и Канье из стоматологической клиники в студию. Тогда Канье еще носил огромные удерживающие скобы вокруг челюсти. Уэст послушал моего друга и захотел добавить монолог Дэвиса на альбом. Стоило Дирею услышать "Through The Wire", он тут же зажегся затеей. Теперь он стал наведываться чаще. Изначально, Канье хотел, чтобы интро альбома озвучил Bernie Mac. Но у того не получилось, а Дирей — вот он, под рукой.

Deray Davis: Вообще, это было авантюрой. Я пришел в студию и предложил: "Давайте, я сейчас попробую разные интонации и акценты, а вы скажете, что лучше подойдет". Я сымитировал британский акцент, потом еще что-то. А потом нечаянно сделал самую близкую к оригиналу имитацию голоса все того же Bernie Mac. Все были в восторге. Канье подбрасывал мне различные идеи, пока я стоял у микрофона. Он объяснил мне концепцию: выпуск из колледжа, я — учитель, толкающий речь. Я ни в каких колледжах не учился, так что с трудом представлял, как звучат эти монологи. И я начал говорить о колледже так, как его себе представлял. Получился своеобразный фристайл. Оказалось, мой подход был очень оригинальным. Студенты слушали мой скит и восклицали: "Мы тоже в колледже, но нам такого никто не говорил!" Будто система что-то скрывала от них, а я разоблачал. Все происходило в очень неформальной обстановке: Канье просто слушал, смеялся, наблюдал. Я и не думал, что так много фрагментов моего монолога окажется на альбоме.


"All Falls Down"


Kanye West: Биггс по телефону сообщил, что Лорин Хилл отказалась от участия в песне. Его голос подрагивал. Он поинтересовался: "Парень, у тебя есть план Б?" Мы подключили Дэйма. Он позвонил домой Лорин, трубку взял кто-то другой и пообещал, что она перезвонит, как только вернется домой. Никто с нами так и не связался. Наша версия песни получилась даже лучше оригинала. Я не был в восторге от того, как звучал изначальный вариант — мы же поэтому и рассматривали другой трек для сингла. Syleena обладает идеальным голосом для такой композиции. Этот случай ничего не изменил — я все так же люблю Lauryn Hill и ее музыку.

Dame Dash: Я не обращал внимания на розовые поло, которые носил Уэст. Мы работали с Cam'Ron, я к такому привык. Меня тяжело удивить чьим-то гардеробом. Таким индифферентным отношением к имиджу я бросал вызов стилю Уэста. Я научился многому в мастерских Savile Row. Уэсту и Блейзу пришлось учиться чувству стиля. Их постоянно окружали люди, способные показать и рассказать, как нужно одеваться. Он, как и я, не хотел ограничиваться в одежде одним направлением "урбан". Я следил за его развитием, но Уэсту не удавалось меня удивить. Он в студии, я — в Париже. Это я впервые привез его в Лондон.

Оригинальная версия "All Falls Down" с тем самым семплом Lauryn Hill

Hip Hop: Лорин так и не очистила права на семпл, потому что ей не нравилась собственная версия песни, откуда его хотели подрезать. Она могла запретить нам использовать и текст припева, но делать этого не стала. Лорин хотела, чтобы сначала вышла ее собственная песня "Mystery of Iniquity", на тот момент была лишь концертная запись. Она не желала, чтобы песня Канье с ее припевом вышла раньше.

Gee Roberson: Один из менеджеров Канье, Джон Монополи, также представлял интересы лейбла Jive. На этот лейбл была подписана Syleena Johnson, а Джон был ее A&R-менеджером. Он так мне и сказал: "Не волнуйся, я знаю, кто сможет это спеть. Ее зовут Сайлина, она тоже из Чикаго".

Syleena Johnson: Тот Канье, которого я встретила, совсем не похож на теперешнего. Он был милым, приятным парнем. Допускаю, что он и сейчас таким является, а его образ — всего лишь реакция на провокаторов, которыми кишит индустрия.

Вокалистки, которых он звал до меня, не подошли. Я пришла в студию и спела припев точь-в-точь, как это делала Лорин. Канье сказал: "А теперь спой так, как сама считаешь нужным". И я немного изменила мелодику. Он ответил, что отслушает все партии и перезвонит позже. Уже на следующий день раздался звонок. Они были без ума от песни. Она будет синглом, выйдет уже на следующей неделе, к ней будут снимать видео. Канье про дедлайн не соврал — через пару дней я услышала ее на радио.

Этот трек очень любят и сейчас, 10 лет спустя. Вероятно, потому что эта песня запустила карьеру Уэста. Что ж, теперь я навсегда буду той самой девушкой, которая спела в ней припев. Большая песня — не только для него, но и для многих слушателей. В каком-то смысле, она изменила тенденции хип-хопа.

Consequence: Если ты исполняешь свою песню а капелла в виде монолога для шоу Def Poetry Jam, и она все равно звучит круто — это победа.


Клип "All Falls Down" был снят режиссером Крисом Милком в Международном аэропорту Онтарио, Калифорния. В одной из ролей снялась двоюродная сестра Дэйма, Стэйси Дэш.


"I'll Fly Away" / "Spaceship"


GLC: Когда мы были в Нью-Йорке, я попросил Канье записать для меня такой бит, чтобы песню взяли радиостанции Чикаго. В то время я мог мыслить лишь в масштабах Чикаго. Мы перебирали семплы, пока не наткнулись на отрывок из "Distant Lover" Marvin Gaye. Канье тут же сделал инструментал, а я записал куплет. Абсолютно простой, честный, пережитый. Вот он я: парень из Чикаго, молодой хастлер, который бросил работу и помчался по первому зову Канье в Нью-Йорк. Я поставил все на "Spaceship".

Я в очередной раз ссорился со своей девушкой. Сказал ей, что тут стольким важным людям нравится моя музыка. А она все спрашивает: "Почему же они тогда не подпишут с тобой контракт?". Отсюда и родилась строчка: "Why you ain’t signed?/ Wasn’t my time". Типа "Чего ты пристала ко мне? Отстань". Что касается строчки "Lost my momma/ Lost my mind", все тоже взято из жизни. В 12 лет я потерял маму. А через два с половиной года чуть сам не умер. У меня был диабет, хотя никто об этом не знал. И вот, однажды мой уровень сахара подскочил до 800 и я впал в кому. Юридически я был уже мертв. Откачали только в госпитале. И это все в 14 лет.

Plain Pat: "Spaceship" должна была оказаться на одном из многочисленных микстейпов, которые Канье тогда выпускал. Это была песня GLC, но услышав ее, я надоумил Канье оставить трек для альбома.

GLC: "Я должен выпустить эту песню на своем альбоме" — говорил мне Канье. Я был не против. Взгляни на это так: у Канье контракт с Def Jam, а у меня — ни с кем. Я помог Канье с куплетом, с его настроением и общей темой. Канье вправду работал в Gap. Ему там очень не нравилось, но мать учила его ответственности. Наставляла: "Если хочешь купить красивую машину и позволить себе дорогие вещи, ты должен сам себя обеспечивать". Там он проработал одно лето, зато вся наша компания ходила в поло и шмотках из Gap.

Consequence: Многие говорят, что мой куплет — лучший на альбоме. Людям просто понравился сценарий. Я рассказывал о том, как попал в клип Басты, был очень эмоциональным и погруженным в себя. Это песня для людей и о людях. Куплеты — запоминающиеся и близкие каждому. Там нет какого-то сложного флоу или заковыристых панчлайнов, потому людям она въедалась в память сразу и навсегда. Это гимн рабочего класса.

Kanye West стал режиссером так и не вышедшего клипа "Spaceship". Благодарим GLC за то, что он обнародовал видео в 2009 году.

Tony Williams: Мы с Канье — двоюродные братья. Рождество мы проводили все вместе большой семьей в Оклахоме. Когда Канье с мамой прилетали в город, мы с отцом забирали их из аэропорта. А пока ехали до дома, ставили друг другу музыку, над которой работали. Он включил "Spaceship" и я просто начал подпевать мелодии. Его реакция была такой: "Ну-ка остановись. Вернись на пару минут назад и повтори снова, что ты только что напел". Я повторил тот риф и Канье обрадовался: "Вот то настроение, которого я хотел добиться!".

Сразу после Рождества ему пришлось возвращаться в Лос-Анджелес из-за поджимающих сроков. Он попросил меня прилететь в Эл-Эй и спеть в студии так же, как я пел в машине. Сама песня уже была почти готова. Ей просто не доставало соул-настроения, найденного Канье в моей партии. Позже мой вокал также добавили в "I’ll Fly Away", "Lil Jimmy Skit", "School Spirit" и "Last Call".


"Jesus Walks"


Consequence: На момент нашего знакомства, у Канье уже был написан фрагмент бита для "Jesus Walks". Само собой, тогда это была песня Rhymefest. Видимо, они договорились таким образом, чтобы Канье мог оставить ее себе. Но принес идею и текст Уэсту Rhymefest. [Сам Rhymefest дать интервью для материала отказался — прим. ред.] Rhymefest был первым артистом, которого Канье взялся продюсировать. Правда, Райм позже заключил контракт с лейблом Марка Ронсона Allido Records, ведь у Канье еще не было тусовки G.O.O.D. Music.

John Legend: На альбоме я исполнил кучу различных партий, о которых многие не догадываются. Например, я подпеваю в "Jesus Walks", но мой голос звучит очень необычно. Помните фрагмент, где вступает странная флейта? Это не флейта, это я пою через автотюн.

Coodie: Канье — единственный человек, способный выпустить такой трек, и при этом не быть занесенным в категорию госпел-рэперов. Он снял два разных клипа на "Jesus Walks" и связался с нами, чтобы сделать третий. По его словам, мы уловили необходимое настроение. Канье хотел, чтобы роль Иисуса в клипе сыграл комик-ведущий Dave Chappelle.

Tarrey Torae: Канье разыскивал кого-то с гибким вокалом. То есть, меня. Он четко знал, как и что хочет услышать. Я пришла в студию, Уэст проинструктировал: "В этом фрагменте нужно больше души. В этом — дай напор пожестче, для улиц". Все было понятно и с первых же дублей мы записали партии. В студии он не тратил времени впустую. Если туда захаживали посторонние или друзья, которые просто хотели отдохнуть и поболтать, Канье указывал им на дверь. Это было мощно. Такая этика научила меня эффективной студийной работе. Аренда студии стоит больших денег, и Канье уделял этому большое значение: "Это моя студия. Это мой проект. Я здесь работаю. Уходи".

Когда я пришла в студию, там стояла маркерная доска, испещренная записями о том, что Уэсту предстоит сделать сегодня. Возле тех песен, в которых участвовала я, была приписана моя фамилия. Я сидела, ждала своей очереди, вела записи в блокноте, учила текст. Канье очень любит давать поучения. Видимо, это такая черта характера. Студию мы покидали в районе трех ночи, а уже в 9:30 — 10 утра он возвращался.

T.I.: Канье приехал в Атланту, чтобы доделать трек "Doin' My Job". Это была наша первая встреча. Помню, когда он впервые поставил нам "Jesus Walks". Я был сбит с толку: песня звучала слишком рисковой, хоть и очень крутой по звуку. Я сказал ему напрямую, что сомневаюсь в этом треке, но мой друг, который также присутствовал в студии, возразил: "Очень сильная песня. Тебя поймут". Как видим, правы оказались Канье и мой товарищ.

Hip Hop: Эта песня заставила меня поверить в Канье как артиста. Трек доказал, что формат — ничто, а оригинальность — все. Песня принесла Уэсту "Грэмми". Тот факт, что премию вручили треку, редко звучавшему на радио, лишь подогрел интерес к музыке Канье. Если подумать, Уэст до сих пор не превратился в главную хип-хоп звезду. Его альбомы — стабильно качественны, и стабильно обласканы прессой, но пластинки ни разу не становились главными рэп-альбомами года. "CD" вышел приблизительно в то же время, что и "The Documentary" Game, продавшийся вдвое большим тиражом. Уэст всегда пытался понять причину: "Я могу продать больше, — говорил он, — нужно понять, как это сделать". Он этого так и не сделал. Ни один альбом до сих пор не смог продаться в Штатах тиражом выше четырех миллионов копий. Альбом "CD" показал себя не очень удачно в плане цифр, но нельзя отрицать влияние диска на современную музыку.



Продолжение читайте здесь




data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

Аудио в тему

Kanye West vs. Sam Smith Tell Me I'm The Only One (Carlos Serrano Mix)
Tyga40 Mill (Prod. By Kanye West)
Future, Kanye WestI Won
Kanye WestBlack Skinhead (Flying Lotus & Thundercat Remix)
Mos DefThe Light Is Not Afraid Of The Dark (prod. by Kanye West)
Pusha T, Kanye WestNew God Flow
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я